Mar. 16th, 2017

traveller2: (Default)
Роберт Оппенгеймер




О Леоне Мочане, выходце из России, основавшем единственный во Франции частный исследовательский центр по фундаментальным наукам (IHES), я писал дважды, в 2014 и 2016 годах:

http://traveller2.livejournal.com/389843.html и http://traveller2.livejournal.com/482138.html

O Сесилии Девитт-Моретт мой совсем недавний пост от 5 марта. Оказывается, их линии жизни пересеклись, и это привело к далеко идущим последствиям. В истории о Мочане был один загадочный момент. Мочан организовал IHES по образу и подобию Института передовых исследований в Принстоне. Известно, что прежде чем что-либо предпринять, он многократно консультировался с Робертом Оппенгеймером, тогдашним директором Института передовых исследований. Откуда преуспевающий очень занятой французский бизнесмен мог узнать об этом Институте и как он вышел на Оппенгеймера?

Теперь я наконец-то узнал (совершенно случайно) ответы на эти вопросы. Вот, что написала мне Крис Девитт:

“В те времена девушки из приличных (читай буржуазных) семей во Франции не выходили замуж за иностранцев. А моя мать перебралась в США и вышла замуж за американца, да еще и еврея. Ее душа требовала покаяния. Чтобы избавиться от чувства вины, она решила помочь науке во Франции восстановиться после немецкой оккупации. У нее было две идеи. О второй я напишу позже, а пока о первой.

Мои родители познакомились в 1949 году в Институте передовых исследований. В то время моя мама была уже довольно известным физиком, на более продвинутой стадии научной карьеры нежели мой отец. Она уже успела поработать с Фредериком и Ирен Жолио-Кюри в Париже. Именно Фредерик после войны отправил ее постдоком сначала в Дублин К Шредингеру, а потом в Копенгаген к Бору. В 1949 г. отец только-только защитил диссертацию. Ему предложили позицию постдока в Принстоне. Это была его первая работа. Мою мать пригласил Оппенгеймер еще в 1948 г. и она приехала в Принстон вместе с Фриманом Дайсоном. Когда она впервые встретила отца год спустя, ей по-видимому захотелось “порисоваться” и подчеркнуть свое превосходство над новым “мальчиком”. Так или иначе, именно она ввела его в курс принстонской жизни. Сесиль была знакома с Мочаном еще с парижских времен. Она и задумала пригласить Леона Мочана в Принстон в Институт и свести его с Оппенгеймером с мыслью, что эта встреча поможет созданию мочановского института в Бюр-сюр-Иветт близ Парижа. Как мы знаем, ее план закончился успехом.

Оппенгеймер с самого начала очень бережно относился к моей маме, он взял ее под свое крыло. Сначала ее английский был весьма плох. Однажды Оппенгеймер спросил мою маму, умеет ли она водить машину. Она ответила: «Никто в моя семья не управлять автомобилем». Он понял ее ответ (и так и оставался в этом заблуждении до смерти, а ей было неловко его поправить), что она была обездоленной девушкой из нищей семьи. На самом деле никто из семьи Мореттов не водил машину, потому что у них были шоферы! Мы дразнили маму тем, что выйдя замуж за папу, она совершила ужасный мезальянс!”


Далее под катом )

Profile

traveller2: (Default)
traveller2

July 2017

S M T W T F S
      1
23 45678
9101112131415
161718 19202122
23242526272829
3031     

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 20th, 2017 08:34 pm
Powered by Dreamwidth Studios