traveller2: (Default)
[personal profile] traveller2
Brno



Oxford



15 дней, 5 городов, 3 семинара, 1 коллоквиум. В гостях хорошо, а дома лучше.



*****

Более 20 днея я не появлялся в ЖЖ. Зато сейчас я задумал большой материал про Клауса Фукса. Пожалуй даже не столько о нем, сколько о моральных проблемах вокруг него. Он будет состоять из нескольких частей, пока не знаю из скольких. Пожалуйста, присылайте свои комментарии, если вы захотите его улучшить, дополнить или исправить. Большая часть фактов, изложенных ниже, известна, но рассеяна в литературе. Кое-что, как я полагаю, еще не известно русскоязычному читателю.

Клаус Фукс



Какое приятное лицо, не правда ли?

*****

Неразрешимая моральная дилемма: трагедия того поколения

Если судьба занесет вас в Санта Фе и вы отправитесь бродить по исторической части города, вам непременно укажут на импозантный отель La Fonda, где 2 июня 1945 года состоялась судьбоносная встреча Клауса Фокса с Гарри Голдом, американским евреем-коммунистом, работавшем на советскую разведку. Соблюдая строжайшую осторожность, Фукс спустился с Холма, на котором располагалась Лос-Аламосская лаборатория, в которой ядерное оружие творили почти все выдающиеся квантовые физики того времени, как американские, так и те, которым удалось вырваться из Европы. Фукс передал Голду очередной пакет с секретными документами и чертежами.

В 2016 году я заглянул в Ла-Фонду. Во время войны многие “сотрудники” отеля и его обитатели работали в Отделе безопасности Лос Аламоса. В их задачу входило обеспечение секретности работы над американской ядерной бомбой, которой занимались физики на “Холме” (так они называли Лос Аламос). Совсем рядом, буквально в сотне метров, расположен мост через реку Санта Фе (Castillo Street Bridge), на котором Фукс многократно встречался среди белого дня с Гарри Голдом после 2 июня, и передвал ему документы, содержащие информацию о механизме имплозии плутониевой бомбы. Самое поразительное, что эти регулярные встречи с“передачами” в самом “горячем” месте Санта Фе остались незамеченными.

La Fonda (по-испански просто «гостиница») была излюбленным местом вечернего времяпровождения физиков и их жен — тех, которые отважились спуститься с Холма, чтобы вкусить "плоды цивилизации". Опасаясь, что вино может развязать им язык, агенты безопасности присматривали за учеными из Лос-Аламоса, когда они “расслаблялись” в Ла Фонде. Более того, Оппенгеймер, обеспокоенный тем, что жители Санта Фе могут в конце-концов и сами догадаться, чем именно занимаются на Холме, как-то послал ведущих физиков Боба Сербера и Джона Мэнли в Санта-Фе с женами, чтобы они намеренно распространили слух, что Лос-Аламос проектирует электрические ракеты.





*****

До начала перестройки Советский Союз не признавал, что первая атомная бомба в СССР была точной копией американской плутониевой бомбы “Толстяк”, сброшенной на Нагасаки. Роль Фокса не только не признавалась, но и само имя его было табу в открытой печати. Впервые я услышал о нем в 1985 году вот при каких обстоятельствах.

Мой друг подарил мне фотокопию книги Фейнмана «Вы, конечно, шутите мистер Фейнман". Я проглотил ее за ночь. Чтение было настолько увлекательным, что я не мог не поделиться своим восхищением со всем миром. Поразмыслив, я решил, что единственный способ сделать это -- перевести его на русский язык и попытаться опубликовать перевод.

Я позвонил знакомому, назовем его РА, который руководил одним из отделов популярного журнала «Наука и жизнь». Время от времени он давал мне небольшую подработку на 20 или 30 рублей, чтобы моя семья могла свести концы с концами. В те дни этот журнал имел тираж в три с лишним миллиона экземпляров. Теперь он почти вымер...

РА с энтузиазмом встретил и поддержал эту идею. Он сказал мне, что я могу перевести около четверти книги Фейнмана по моему выбору. А он "протолкнет" этот перевод в редакции.

«Но смотри, держись подальше от глав с политическими коннотациями, и тех мест, где Фейнман упомяет нашего шпиона в Лос-Аламосе, Клауса Фукса», -- добавил он и многозначительно поднял палец кверху.

Придя в Институт я спросил своего бывшего научного руководителя Б.Л. Иоффе, не слышал ли он о Фуксе.

— Конечно, сказал Иоффе, — он передал разведке данные по “Толстяку”, которые были в свою очередь переправлены Курчатову. Такие данные мы называли “икс-периментальными”, в отличие от наших собственных экспериментальных данных, появившихся позднее.

В настоящие время почти все события, предшествовавшие встрече Фукса и Голда в Санта Фе, хорошо известны. Их начало относится к 1930м годам. На фоне полного экономического раздрыга в западной Европе (особенно в странах, проигравших Первую мировую войну) растет влияние национал-социалистических идей. Популистские лозунги Гитлера находят широкую поддержку и выводят Национал-социалистическую рабочую партию Германии в политический мейнстрим. В ужасе от такого развития событий, европейская интеллигенция находит утешение и надежду в коммунизме — светлом будущем всего человечества, строительство которого в СССР было в разгаре. Коммунистическая идея как эпидемия прошла по всему континенту: от Испании до Германии. В каком-то английском фильме я видел сцену, в которой богатый немецкий беженец объясняет английскому чиновнику: “У меня было только две альтернативы — либо примкнуть к нацистам, либо к коммунистам”.

В 1937 году в Москву на два месяца приехал Леон Фейхтвангер. Он был принят Сталиным и присутствовал на Втором Московском показательном процессе — так наз. “суде” над так наз. “Параллельным антисоветским троцкистским центром”. Вернувшись на запад, Фейхтвангер издал в Амстердаме книгу «Москва 1937» — его впечатления о жизни в Советском Союзе, Сталине и показательных судебных процессах в СССР. Если подытожить в двух словах, он был в восторге. Идея о светлом будущем всего человечества ослепила его до такой степени, что он не заметил чудовищной фальши всего, что ему показали. Он приводит официальные советские статистические данные о том, что советские люди питаются лучше, чем жители Италии и Германии. Усомниться в точности этой статистики ему не приходит в голову — если государство основано на Идее, то, ясное дело, оно не опустится до мелкой подтасовки фактов. 1937 год — начало Большого Террора, когда ежедневно на полигоне Бутово-Коммунарка расстреливали от 300 до 1000 человек по “приговорам” троек. Искусственный голод, вызванный насильственной коллективизацией, эшелоны крестьян высланных в Сибирь, массовое выселение из Ленинграда после убийства Кирова, — все это прошло мимо его взора…

Спасаясь от одного чудовища — Адольфа Гитлера — западные интеллектуалы, становились на службу другого не менее кровавого диктатора, Иосифа Виссарионовича Сталина. Когда я пишу “становились на службу”, это утверждение надо понимать буквально. Все европейские компартии в то время беспрекословно подчинялись указаниям Коминтерна из Москвы. Мыслящие люди, вступая в партию, становились нерассуждающими “солдатами партии”. С этого момента их вело по жизни Идея о Светлом Будущем. Не исключено, что именно эти солдаты партии способствовали приходу к власти в Германии Гитлера в 1933 г. На выборах его партия получила 33% голосов. Если бы немецкие коммунисты сблокировались с социалистами, у них было бы большинство в Рейхстаге (37% голосов) и они могли бы в принципе получить мандат на формирование правительства. Но Сталин наложил запрет на блок коммунистов с социалистами, которых (социалистов) он считал предателями Идеи. А в государстве рабочих и крестьян слово Сталина было равносильно закону для всех, в том числе и для Коминтерна. Точнее, оно было выше любого закона.

Благими идеями выложена дорога в ад.

Работая над моей предыдущей книгой, “Физика в сумасшедшем мире”, я просмотрел заметное число досье из архива немецкой и австрийской секций Коминтерна. Этот архив сейчас хранится в РГАСПИ в открытом доступе. Меня поразило количество немецких а австрийских коммунистов, которые были агентами Коминтерна в зап. Европе и железной рукой проводили линию товарища Сталина. Во многих досье имеется пометка “выполнял специальные задания”. Специальные задания — это эвфемизм, который мог означать что угодно: от шпионажа до дискредитации противников из среды русских эмигрантов, от устранения ослушавшихся агентов, до убийств перебежчиков (из “социалистического рая”), троцкистов, и других “неправильных элементов”…

В 1934-36 годах многие из коминтерновцев бежали или были отозваны в Москву, и почти все сгинули в 1937–38: либо в гулаге, либо были сразу после ареста расстреляны НКВД. Немногие пережившие Большой Террор были переданы в руки гестапо в 1940м по секретному соглашению Молотова-Риббентропа. Как говорится, что посеяли, то и пожали.

Вот небольшой отрывок из книги Александра Вайсберга “Обвиняемые”:

Я, конечно, знал, что Коминтерн, ГПУ и IV отдел ГРУ Красной Армии руководили секретными организациями Коминтерна за границей, но я не знал, что одна из них была известна как N-аппарат [КПГ ].

«Эдгар» был революционным рабочим из Гамбурга; я впервые встретил его в Берлине. Его настоящее имя было Фриц Бурде, а Эдгар была его партийная кличка. Он был порядочным человеком и хорошим товарищем. Я встретился с ним в августе 1936 года в Москве, когда он занимал высокое положение в ГРУ Красной Армии. Я попросил его помочь моей [арестованной] жене. Он позвонил Крыленко, который тогда был наркомом юстиции. Крыленко связался с ГПУ. Как я понял потом из своих допросов, московское ГПУ немедленно сообщило своим харьковским коллегам о моем разговоре а Эдгаром и о последующем контакте с Крыленко. По-видимому, это и послужило причиной моих первых допросов.

Долгое время ГПУ и ГРУ боролись за контроль над этой важной секретной организацией [N-аппарат КПГ]. В 1936 году ГПУ победило, обвинив наркомат обороны в засилье троцкистов. После ареста Тухачевского у ГПУ были развязаны руки. Они отозвали почти всех секретных агентов Коминтерна из-за границы и арестовали их. Фриц Бурде отвечал за работу ГРУ Красной Армии в Скандинавии. Когда он был отозван вместе с остальными, он сказал друзьям, что идет на смерть, но у него не было альтернативы.


Ирония состоит в том, что, как я узнал в 2015 г. из документов РГАСПИ, в 1934 году именно Эдгар написал характеристику на Вайсберга в немецкую секцию Коминтерна, и эта характеристика была не просто “кислой”, а резко отрицательной и компрометирующей автора вышеприведенной цитаты.

Продолжение следует

Date: 2017-05-27 08:21 pm (UTC)
juan_gandhi: (Default)
From: [personal profile] juan_gandhi
Спасибо огромное. Я сам уже устал пытаться объяснить собеседникам насчет роли Сталина и Коминтерна в развале левой оппозиции и захвате власти нацистами в Германии. Для кого-то это общеизвестный факт, отраженный и в литературе. Для современных россиян это всего лишь вражеские слухи.

Date: 2017-05-28 03:46 pm (UTC)
tijd: (Default)
From: [personal profile] tijd
Чудом спасшись от нацистов, Лион Фейхтвангер провёл всю оставшуюся жизнь в Лос Анджелесе. При этом его книги, будучи популярными в СССР, практически не переводились на английский. Не знаю почему. Мне попалась в переводе только "Иудейская война" и то не вся, а малая часть, выпущенная религиозным издательством.

Date: 2017-05-28 11:36 pm (UTC)
aphar: (Default)
From: [personal profile] aphar
Я слышал мнение, что Фейхтвангер всё понимал, но сознательно прославлял Сталина как противовес/меньшее зло по отношению к Гитлеру.

Profile

traveller2: (Default)
traveller2

July 2017

S M T W T F S
      1
23 45678
9101112131415
161718 19202122
23242526272829
3031     

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 20th, 2017 08:26 pm
Powered by Dreamwidth Studios