Dec. 21st, 2014

traveller2: (Default)
Мело, мело по всей земле,
Во всех пределах,
Свеча горела на столе,
Свеча горела….




Жизнь богаче любой книги или кино, в этой мысли я уверяюсь все более. Надо только открыть глаза. Линии судеб пересекаются друг с другом намного чаще, чем мы думаем…

Оказывается, мой скромный блог читают люди, о которых я ничего не знаю. И вот, недавно, в связи с моим
постом о Еве Стрикер http://traveller2.livejournal.com/424190.html я получил письмо от Дмитрия Быховского, брат деда которого Михаил Быховский работал вместе с Евой Стикер на фабрике огнеупоров в г. Боровичи Новгородской области. Его - Дмитрия - разыскали биографы, готовящие к печати в США книгу о Еве Цайзель. Вот, что они ему написали:

“Мы знаем, что брат вашего деда Михаил и его двоюродный брат Адольф Быховский были казнены в октябре 1936 года… Часть протоколов допросов Михаила Быховского приведены в досье Эвы Цайзель. Из них видно что НКВД вынудило его ложно признаться в подготовке покушений на жизнь Сталина, Кирова и т.д. Хотя НКВД расстреляло Михаила и его двоюродного брата Адольфа в 1936 году, Ежов превратил его в важную фигуру в якобы обширном заговоре, который послужил предлогом к расширению чисток в 1937 году.

Его признание было процитировано в Закрытом Письме ЦК ВКП (б) "О террористической деятельности троцистско-зиновьевского контрреволюционного блока", которое часто появляется в различных журналах и в Интернете. Утверждается, что он якобы был двойным агентом: работал на гестапо и на Троцкого. Эти обвинения вероятно связаны с тем фактом, что Михаил Быховский был дружен с рядом немецкоязычных ученых. Много лет спустя в своих мемуарах Ева упоминает его среди тех, с кем она проводила время с в Санкт-Петербурге, потому что он говорил по-немецки. В архивах НКВД есть упоминание, что Быховский знал ее мужа, физика Александра Вайсберга.

Дополнительно Михаила Быховского обвинили в том, что он делал бомбы в лаборатории завода. Из этих же файлов НКВД видно, что многие из старших менеджеров завода были арестованы органами НКВД в 1937 году.

Его жена Евгения Давыдовна Быховская упоминается в файле Евы. В нем же есть упоминание об их ребенке, но его или ее судьба неизвестна. В другом файле НКВД есть информация о ее первоначальном аресте и о приговоре к десяти годам, а затем информация о ее смерти в Карелии:

Быховская Евгения Давыдовна
Родилась в 1903 г., г. Двинск Витебской губ.; еврейка; член КП Латвии в 1927-1930 гг., член КП Германии в 1930-1936 гг.; Отбывала наказание в Соловках. 
Приговорена: Особой тройкой УНКВД ЛО 10 октября 1937 г. 
Приговор: ВМН Расстреляна 4 ноября 1937 г. Место захоронения - в Карелии (Сандармох).
Источник: Ленинградский мартиролог: 1937-1938”


Когда читаешь в книгах о миллионах безвинно загубленных во имя светлого будущего, которое так никогда не настало (и не могло настать), умом понимаешь, как это ужасно. Но когда случайно жизнь цепляет тебя за судьбу одной или нескольких семей, и начинаешь читать как их судьбы были искорежены на многие поколения вперед - ни за что - это бьет прямо в сердце, в душу. И хочется кричать: “Люди, опомнитесь! Нет идеи ради которой можно пойти на такие зверства, даже если речь идет только о нескольких безвинных …” Иногда нужны многие многие десятилетия, чтобы заросли такие раны на организме нации. Тем более, если покаяния никогда и не было.


Михаил Лазаревич Быховский - молодой человек справа.



Но ведь кричи не кричи, никто не услышит…
traveller2: (Default)
Этот пост - фактически продолжение http://traveller2.livejournal.com/339514.html
В двух словах напомню в чем там было дело. Французский писатель Давид Руссе (1912-1997), лауреат премия Ренодо, во время немецкой оккупации попал сначала в концлагерь Нойенгамм, а потом в Бухенвальд. Чудом выжил, а после войны написал книгу о концентрационных лагерях. Он был первым, кто стал использовать термин "ГУЛАГ" на французском языке, ознакомившись с первыми свидетельствами очевидцев, которым удалось вернуться из Гулага на запад. Одним из них был Александр Вайсберг. Я о нем уже тоже писал. http://traveller2.livejournal.com/401162.html В 1937 году он был арестован НКВД в Харькове, провел в Гулаге два года, в 1939 году был выдан Гестапо, потом попал в Варшавское гетто, выжил, и написал воспоминания “The Accused”. Если в 1931 году он приехал в СССР пламенным коммунистом строить светлое будущее, то за время войны в его сознании произошел переворот, и он стал одним из первых последовательных антикоммунистом в среде европейских левых.

Руссе писал и о немецких и о советских лагерях. Последнее вызвало ярость французской коммунистической газеты Les Lettres Francaises, которая обвинила его в клевете на Советский Союз. Руссе выдвинул контр-обвинения против газеты и подал в суд на Les Lettres Francaises. Вот об этом знаковом процессе в 1951 году (о котором мало кто помнит) я и писал в http://traveller2.livejournal.com/339514.html

Почему я к этому вернулся? Изучая предисловие Кестлера к книге “The Accused”, в котором я надеялся найти дополнительные сведения о Еве, я вдруг заметил, что, оказывается Вайсберг был свидетелем обвинения (т.е. выступал против Les Lettres Francaises) на этом процессе.

Он начал свое свительство через переводчика по-немецки.
Адвокат коммунистов, чья стратегия была обратить процесс в ряд цирковых аттракционов,
постарался дискредитировать Вайсберга играя на анти-немецких сантиментах.

Председатель суда: Теперь мы выслушаем несколько свидетелей.

Адвокат со стороны Руссе: Наш следующий свидетель Г-н Вайсберг, который будет говорить по-немецки.
Адвокат Lettres Francaises: Что, еще один немец?

гул в зале

Вайсберг:  Теперь я перейду к объянению как я получил оценку в 10 млн неправедно задержанных во время Большого террора.

Адвокат Lettres Francaises: Наверное, он говорит о своей собственной стране, Германии.

гул в зале

Адвокат со стороны Руссе: Не прерывайте. Потом у вас будет возможность задать ему вопросы.

Адвокат Lettres Francaises: Меня выворачивает наизнанку, когда я вижу немца выступающего во французском суде.

гул в зале

Адвокат Lettres Francaises коммунист Морган прекрасно знал, что от немцев у Вайсберга только фамилия и австрийский паспорт, и знал, где именно он провел семь долгих лет, с 1937 по 1945. Но ради коммунистической идеи можно и нужно смешать с грязью кого угодно.

Вайсберг зачитывает письмо, где Жолио-Кюри и Пэррэн, величайшие физики мира, характеризуют его выше всяких похвал, и просят у Сталина его освобождения из лап НКВД. На следующий день член компартии Жолио-Кюри помещает открытое письмо в «Юманите», где он заявляет, что не надо придавать значения его рекомендации Вайсбергу.

Жолио-Кюри был большой физик, но маленький человечишко - загипнотизированный глупец по жизни (мягко говоря)...

Далее под катом )

Profile

traveller2: (Default)
traveller2

October 2017

S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Oct. 23rd, 2017 07:50 am
Powered by Dreamwidth Studios