traveller2: (Default)
Дорогие друзья!

У меня есть одна историческая фотография, которую я собираюсь поместить в Вики.
https://en.wikipedia.org/wiki/Yuri_Golfand (я также подправлю там весьма куцую статью).
Проблема в том, что фотографию надо переделать на фотошопе, убрав кресло слева и картину на заднем плане, оставив только одного Юрия Гольфанда на нейтральном фоне -- таком как справа под картиной. Надо, чтобы она (фотография) выглядела официально, иначе не берут. К сожалению, осталось очень мало фотографий Юрия Гольфанда, первооткрывателя суперсимметрии и супер-калибровочных теорий, который сделал свое эпохальное открытие в СССР. Выбирать не из чего. Я провозился полдня и ничего у меня не получилось. 😂

Если среди вас есть знатоки фотошопа, которые смогли бы уделить толику своего времени для этого благородного дела, я был бы чрезвычайно признателен.

traveller2: (Default)
Когда мы приехали в Америку в конце августа 1990 года, у нас не было денег даже на подержанную машину. Те, кто знают, как устроена жизнь на среднем западе, поймут, что без машины здесь жить нельзя. Выручал нас Стив Газиорович (http://traveller2.livejournal.com/476507.html?thread=9329499 ), который каждую субботу приезжал и развозил нас по магазинам, чтобы мы могли сделать покупки на всю неделю.

Рита нашла работу в течении первого месяца. Можно сказать, работа нашла ее. В то время американцы с большим энтузиазмом восприняли “новую” Россию. Деловые люди строили планы инвестиций, простые американцы ожидали со дня на день торжества российской демократии по западному образцу. Во многих школах открывались программы по русскому языку и культуре.

Вот в одну из таких школ, расположенную в неблагополучном районе города, и пригласили Риту.



Далее под катом )
traveller2: (Default)
Страницы ЖЖ и ФБ заполнились предсказаниями скорого конца света. Неужели моим уважаемым френдам больше не о чем писать? К черту политику! Я наотрез отказываюсь поддаваться мрачным псевдопророчествам. Точно знаю, что жизнь продолжается и она прекрасна. Каждый божий день. Люди по-прежнему влюбляются, рождаются дети, появляются новые идеи и свершаются большие открытия.

Сегодня не будет ничего серьезного. Несколько дней назад уважаемая [personal profile] annwein попросила меня прочесть письмо некой дамы из России, которая по-видимому проживает во Франции и в письме суммирует свои впечатления о парижанках
https://www.facebook.com/silaeva.victoria/posts/1236497679748724?__mref=message_bubble

Для удобства я привожу это письмо в самом конце.

Я много раз был в Париже: весной, летом, осенью и зимой. Дважды я провел в Париже по полгода, несколько раз по месяцу-полтора. Я, конечно, не женщина, но у меня тоже есть свои наблюдения и впечатления.

У русской интеллигенции всегда было особенное, трепетное отношение к Парижу. Помните, "Увидеть Париж и умереть…" (http://traveller2.livejournal.com/182157.html ) А сколько анекдотов про необыкновенную красоту, чувственность и сексуальность француженок? Об их особом стиле и шарме? Так вот, торжественно заявляю, что это -- миф. Попадаются конечно красавицы, но редко и не на улице и не в общественном транспорте… За все время, проведенное во Франции, я видел одну в банке и одну секретаршу. Разве можно это сравнить с московской концентрацией?

Насчет моды. Если в начале 1990х в Париже в толпе еще и можно было заметить остатки былого стиля, то сейчас все подтянулось к западноевропейскому стандарту, порожденному американским прагматизмом. Что это значит?

Если оставить в стороне Елисейские поля и Эйфелеву башню, где французов не сыщешь днем с огнем, и пройтись по улицам в стороне от туристских маршрутов, практически все, что вы увидите — разные комбинации джинс с блузками или свитерами. Минимум косметики. Единственная отличительная черта: парижане и парижанки любят носить шарфики в любую погоду.

Я категорически не согласен с автором (якобы экспертом) поста приведенного ниже. Никакого специально взгляда как “после секса”, никаких китчевых функционально не сочетаемых сочетаний и никакого намека на то, что француженки страдают от дефицита секса гораздо больше, чем женщины в других странах я не заметил. Может, не там смотрел?

Под катом несколько фотографий парижских улиц (некоторые мои, но есть кое-какие фото от Юрия Докшицера).

Далее под катом )
traveller2: (Default)
На двух фотографиях дочери моих коллег-друзей, на одной аспирантка и на одной профессор физики в Италии.







traveller2: (Default)
Сначала смешное:

Вот такой комментарий [personal profile] greenkrokodilla к моему посту от
24 декабря 2016 г. http://traveller2.livejournal.com/487136.html
я получил недавно.

(а) замечательно, но ведь Миннесота = Мухосранск,
Это не Гарвард, не Беркли, не Калтех в самом деле!

(б) у вас "теоретическая физика/астрономия" и
список тем на университетском сайте показывает,
что вы не имеете отношения к физике реального
мира - вы занимаетесь стандартной еврейской
каббалой за госденьги, полностью отрезанной от
реальности!

Если не идут к вам - ну значит идут в реальную
физику, или "евреи кончились, все выехали из
России" - а кто остался сидит на таких гешефтах,
что не отъедет никогда.

(в) сейчас, если вы не заметили, идет горячая война
между вашей Ростовщической Империей и Россией.
Может быть надо спросить у ваших служб - а они визы-то
из России не перестали давать?

Ну, типа, чтобы не образовывать "русских хакеров" которые,
ужас-ужас-ужас для всякого тупого еврея, "привели к власти
Трампа" (для тупого, потому что евреи чуть умнее уже помнят,
что зять трампа - хасид, а дочка приняла гиюр)

Что вы нахрен воду мутите?!


Теперь серьезное

Если кто-то все-таки когда-нибудь захочет поступать в аспирантуру, мой полезный совет:
по разговорному английскому TOEFL должен быть выше 23 баллов.

На этой фотографии 1987 или 88 года все “отцы-основатели” нашего Института.



В центре с белой гвоздикой в петлице Уильям (Билл) Файн — местный бизнесмен, который пожертвовал несколько миллионов долларов на организацию Института. О нем я уже писал вот тут

http://traveller2.livejournal.com/215252.html

Как это обычно делается, эти миллионы были вложены в специальный фонд, который инвестирует деньги в акции. Мы можем пользоваться только прибылью от инвестиций, которая составляет чуть меньше полмиллиона долларов в год. Таким образом, основной капитал не исчезнет никогда. Наш институт имеет смешанное финансирование: из Фонда Файна и от университета Миннесоты, который принадлежит штату Миннесота. Частная компонента дает нам всякие “пряники” обычно отсутствующие в государственных университетах, и значительно большую свободу. На фото выше прямо перед Биллом Файлом (с обширной бородой) стоит недавно умерший Лео Каданофф (https://en.wikipedia.org/wiki/Leo_Kadanoff ), большой друг Билла и его советник в вопросах физики. Справа от бородатого Лео — Марвин Маршак (невысокого роста), тогдашний декан. Собственно, он и принял меня на работу в 1990м. За Маршаком — Глория Любкин, подружка Билла, в то время редактор журнала “Physics Today”. Крайний справа — Джозеф Капуста, нынешний директор аспирантуры.

Если посмотреть на левый фланг, крайний слева Ален Голдман, позднее сменивший Маршака на посту декана, за ним Том Уолш, директор суперкомпьютерного института, и, наконец, Чак Кемпбелл.

С тех пор прошло почти 30 лет. Билл Файн умер от рака, Глория Любкин вышла на пенсию, остальные еще работают.

Наш первый “настоящий” директор Ларри МакЛерран.
Фото © Юрий Докшицер




До него временным директором был Стив Газиорович, о котором я писал вот тут:
http://traveller2.livejournal.com/476507.html . Ларри МакЛерран сейчас в Брукхэвене.
traveller2: (Default)


Между этими двумя фотографиями около 40 лет – почти целая жизнь. Далеко не все в этой жизни было легким, не все текло гладко, было много тяжелых недель и даже месяцев или лет. Но мы старались идти, взявшись за руки...
traveller2: (Default)



В пятницу и субботу вместо того, чтобы заниматься делом, я заседал (одно из моих самых нелюбимых занятий). Впрочем, вопрос, который обсуждался комитетом, членом которого я являюсь, был очень важным. Наш институт был основан в 1989 году. Хотя сотрудники менялись — умер Толя Ларкин, ушел в Йель Леня Глазман, а на их место пришли Каменев и Чубуков — тем не менее на сегодняшний день средний возраст наших профессоров приблизился к 60. Это значит, что срочно необходимо влить свежую кровь. Один из нынешних профессоров объявил, что в следующем году уходит в отставку. В течение четырех-пяти лет можно ожидать и других отставок. Комитет обсуждал вопрос о замене: общие принципы и конкретные детали.

Я уже как-то писал, что процедура приема на работу нового профессора более сурова, чем выбор жены или мужа. Это связано с тем, что сотрудники нашего института имеют так наз. tenure. Профессор с tenure может быть уволен только в двух случаях: если закрывается факультет, или если он/она совершили уголовное преступление и были осуждены в ходе судебного разбирательства. Тenure изобрели англичане для того, чтобы защитить академические свободы, чтобы научные диссиденты могли бы безбоязненно высказывать свои взгляды, даже если они противоречат мейнстриму. Тenure — общепринятая практика в американских университетах, начиная с уровня Associate Professor. Правда, иногда на нее нападают политики то справа, то слева, к счастью, пока безуспешно.

Предположим, институт берет в свои ряды подающего надежды молодого теоретика. Через несколько лет он или она могут решить, что заниматься исследованиями им надоело. С ними уже ничего не поделаешь до самого пенсионного возраста… Если с супругом можно хотя бы развестись, то в случае tenured professor, мы имеем дело с католическим браком — раз и навсегда.

Поэтому процедура выявления достойных кандидатов, попытка предугадать будущее на 25-30 лет вперед, многократные интервью, и окончательное решение Search Committee — все это может растянуться на долгие годы, как это и было в случае с поисками замены Толе Ларкин.

После полутора дней заседаний удалось согласовать общие принципы: неофициальные поиски ведутся постоянно; Search Committee назначается как можно раньше; кандидаты для дальнейшего рассмотрения предпочтительно из интервала 35-45 лет, с установленной репутацией, из любой области теоретической физики и из любой страны; уровень — выше мирового среднего в данной области, предпочтительно, много выше.

Сможем ли мы привлечь такого кандидата? У нас есть серьезные минусы: отсутствие магии имени (чего уж там, с Принстоном или Стэнфордом состязаться невозможно); холодные зимы (особенно, январь и февраль). Но есть и плюсы: половинная учебная нагрузка; зарплата выше средней плюс специальный фонд для поездок на конференции и организации конференций; сильные экспериментальные группы по твердому телу и физике высоких энергий;
Миннеаполис — относительно недорогой город, с развитой культурной инфраструктурой, хорошими школами и прекрасным медицинским обслуживанием, которое считается одним из лучших (если не самым лучшим) в США. Как сказал один из членов комитета, “this is a great place to raise family”.

Так что, будем надеятся на успех… сделаем все, что можем…
traveller2: (Default)


Я покинул Москву в 1989 году, считая, что через год вернусь домой. Человек предполагает, а бог располагает. Первый раз я вернулся в 1997. С тех пор приезжал еще много раз, но это был уже чужой город, которого я не знал. И люди показались мне более "взвинченными", если так можно сказать, хотя скорее всего это была оптическая аберрация, перенормировка восприятия.



Станция метро Сокольники. Шестнадцать лет каждое утро здесь я спускался в метро, и пересекал весь город с севера на юг. И поздно вечером возвращался домой. Именно на этой ветке, возвращаясь из института около полуночи, я забыл в вагоне метро рукопись только что законченной работы, которая позднее оказалась самой цитируемой (более 7 тыс. ссылок). Рукопись существовала в единственном экземпляре, разыскать ее не удалось. Восстановление по памяти и черновикам заняло пару месяцев, которые оказались болезненно нервными.



У этой церквушки надо было повернуть налево и пройти еще 900 метров.



Можно было идти и этим путем. Но так было дальше.



Одна из аллей на границе парка Сокольники. Сколько раз я там катал на санках своих дочурок.
Однажды, когда младшая была совсем малышкой, она упала с санок, а я не сразу заметил. К счастью, все обошлось...

В те годы я считал, что живу в самом красивом районе. Теперь, когда я вижу многоэтажные блочные дома-ульи, с одинаковыми небрежно покрашенными балконами и окнами друг над другом, на меня находит уныние. В них мне видится что-то нечеловеческое.
traveller2: (Default)
Начало см. в http://traveller2.livejournal.com/426858.html
*


Неожиданно в Новой газете ** я наткнулся на следующий материал Ирины Щербаковой, сотрудницы Мемориала. Спасибо, Ирина!

Любимая актриса Брехта

Берлин 1927



О Кароле Нейер сегодня даже в ее родном Мюнхене знают лишь очень немногие. Вспомнили о ней местные активисты Международного общества «Мемориал (Дойчланд)». Именно по их инициативе осенью 2010 года к 110-летию со дня рождения Каролы совет старейшин Мюнхена принял решение переименовать одну из улиц города в улицу Каролы Нейер.

В 1987-м Зоя Дмитриевна Марченко, которая много лет провела в сталинских лагерях и, мало того что сохранила поразительную память, тщательно собирала все документы, связанные с судьбами бывших заключенных, своих друзей и знакомых, показала мне письмо, отправленное в марте 1941 года из орловской тюрьмы:

«Заведующему детского дома Л. Коника.

Нижеподписавшимся, мать немецкого мальчика Беккер, Георгия Анатольевича, род. 1934 г. в Москве, который находится в вашем детском доме. Так как я уже 1-1/2 года ничего не знаю о своем сыне, я прошу вас ответить мне на следующие вопросы:

Как мой сын развивается физически и умственно?

В каком он состоянии здоровья?

Каков его вес и рост? Чем он занимается? Учит ли он уже читать и писать? Вы понимаете, я жду с нетерпением день, когда я могу ему непосредственно написать. Когда он начинает ходить в школу? Знает ли он о своей матери?

Очень прошу вас прислать мне последнюю фотокарточку его. Музыкален ли он? Рисует? Если да, посылайте мне рисунок, который он рисовал!

Я жду с нетерпением ваш ответ. Благодарю вас от всего сердца за все хорошее, что вы можете сделать моему любимому ребенку!

Геншке Каролина Н.

10.3.1941, г. Орел, почт. ящ., 15

Извините недостатки в письме, я не владею русским языком».

Далее под катом )
traveller2: (Default)
Еще о приеме аспирантов

Почти всю неделю занимался внимательным чтением заявлений о приеме. Просмотрел и прокомментировал 58 досье, участвовал в заседании, на котором было отобрано 10 лучших, которым немедленно будут отправлены письма с предложением различных стипендий (т.е. им не нужно будет преподавать). К сожалению, практика показывают, что из этих десяти примут наше предложение в лучшем случае 2-3 человека. Поскольку они лучшие, с большой вероятностью, такие же предложения они получат и из Гарварда и из Принстона, на которых работает их имя... Обнаружили местную (миннесотскую) гениальную девушку. Поступила в университет в 15 лет, сейчас ей 18, а она уже бакалавр и поступает в аспирантуру. Все высшие баллы, прекрасные письма от научных руководителей, каждое лето работала в национальных лабораториях. Может, хоть она примет наше предложение?

Еще несколько наблюдений вдогонку к предыдущему посту. Как я уже писал, большинство досье было из Китая. Оказывается, сейчас в китайских университетах новая политика. Лучших студентов еще до получения бакалавра университеты отправляют на полгода-год-полтора в Стэнфорд, Гарвард, и другие престижные американские университеты. Все это весьма дорогое удовольствие оплачивается китайскими фондами. И вот в досье таких студентов я нахожу два набора рекомендательных писем: одни от американским профессоров, другие от китайских. Железная закономерность: если во всех письмах от китайских профессоров все студенты оцениваются как исключительно выдающиеся (в 1-2% топа), то в письмах от американских профессоров те же самые студенты оцениваются как хорошие, в 10 или 25% топа.  

Вот так, перенормировочный фактор -- десятка. Надо будет принять это к сведению. Как мне объяснили более опытные товарищи, их ориентированность на экспериментальную физику конденсированного состояния  (скорее даже материаловедение, которое совсем на другом факультете) действительно объясняется относительной легкостью последующего трудоустройства. Нет в них никакого идеализма нашего поколения, любви к науке как таковой. Чистая прагматика... У многих уже есть опубликованные работы. Все по материаловедению.

Vexed  

Есть такой  минисериал БиБиСи. Дословно название переводится как "Раздосадованные". Советую посмотреть второй эпизод второго сезона. Действие происходит на кафедре Gender Studies одного из лондонских университетов. Лучшей пародии-издевательства над политкорректностью на экране я еще не видел. Наверное, за это сериал и закрыли. На него дружно набросилась вся левая пресса (практически вся пресса, и не только в Англии, левая), и после десятого эпизода одиннадцатого уже не последовало. Увы, такова жизнь. Кстати, там есть и другие эпизоды-карикатуры. В каком-то еще эпизоде второго сезона речь идет о лондонской спецшколе, в которую в принципе отбираются и принимаются только самые талантливые дети. Оказалось, что речь идет о талантах их родителей -- кто умудриться дать взятку побольше. А одна одинокая мамаша, у которой не было денег, расплачивалась с директором сексом. Причем секс, по-видимиму, был хорош, потому что ее чадо приняли.

Я вспомнил, как  в 1979 году моя старшая дочь поступала в первый класс, в английскую спецшколу рядом с домом, в Сокольниках. К этому времени она свободно читала, писала, знала арифметику в пределах первого-второго классов, и неплохо рисовала. Тем не менее, на приемном экзамене она получила отметку ниже проходного балла. Как она рыдала!..

До этого печального эпизода у меня еще сохранились идеалистические иллюзии о том, что если кто-то чего-то достоин, то это что-то можно было получить без "блата". Летом 1979 года эти иллюзии были полностью уничтожены, в пыль. Ну что ж, в первый раз в жизни пришлось пойти по линии ненавистного мне блата (До сих пор это слово вызывает во мне рвотный рефлекс). Все в жизни когда-то случается в первый раз, не так ли?...

Партеногенез

На вышеупомянутой кафедре Gender Studies обсуждался вопрос как хорошо было бы, если бы человечество размножалось партнегенезом, т.е. асексуальным способом. Оказывается, есть такие ящерки, whiptail lizards, вся популяция которых состоит из самок.  Обычно, асексуальное размножение грозит генетическим вырождением, как это раньше происходило в Англии, где в маленьких деревушках на протяжении многих поколений молодые люди/девушки женились только друг на друге, без притока свежей крови извне. Так вот,  whiptail lizards, эволюционно нашли блестящий выход. Каждая особь имеет двойной по сравнению с обычным  набор хромосом, причем они разные. Оплодотворение происходит внутри одной особи, но только между разными наборами. Т.е. совсем не как у людей. У людей женщины является носителями ХХ, а мужчины ХY, и про оплодотворении один из иксов берется от женщины, а от мужнины берется либо Х либо Y. Так обеспечивается генетическое разнообразие. 

Я задумался о том, что бы было, если бы эволюция пошла бы по пути этих ящериц. Предположим, по каким-то эволюционным обстоятельствам в катаклизме выжили бы они, а млекопитающие погибли бы. Смог бы возникнуть социум? Наука и культура? Были бы открытия и техническое развитие? Для себя я ответил на этот вопрос отрицательно. К сожалению, у нас нет возможности экспериментальной проверки...







test

Jan. 7th, 2017 02:06 pm
traveller2: (Default)


Дорогие друзья, спасибо за подсказку. Раз такое дело, сегодня будет субботний пост.
traveller2: (Default)
Более внимательное изучение массива заявлений в аспирантуру показало, что за пару лет моего отсутствия в приемной комиссии произошли даже более значительные изменения, чем я думал. Относительная доля заявлений из Китая далеко перешагнула за отметку 50%. Может быть, 75%. Но самое поразительное, что все китайские соискатели, практически 100%, хотят заниматься экспериментальной (или на худой конец теоретической) физикой твердого тела. Больше ничем. А ведь еще несколько лет назад рвались в физику высоких энергии, теорию струн, космологию...  Я был поражен, как молнией! Всего за пару лет драматический переворот.

У меня есть только два объяснения: либо ребята почуяли, где деньги больше,
либо родная компартия велела им повернуться лицом к нанотехнологиям, чтобы в ближайшее время обойти всех на свете. Возможна конечно, комбинация обоих факторов.
traveller2: (Default)
Саша Белавин

© Юрий Докшицер



Об Александре Абрамовиче Белавине, член-корреспонденте РАН, сооткрывателе инстантонов и соавторе “библии” конфоркой теории поля, русская Википедия сообщает позорно мало. А точнее ничего, кроме того, что он родился в 1942 году, в 2007 году получил премию имени И. Я. Померанчука, а в 2011 премию Ларса Онзагера (вместе с А. М. Поляковым и Александром Замолодчиковым) за создание конформной теории поля. О Саше я писал (хотя и не систематически) несколько раз:

http://traveller2.livejournal.com/34198.html

http://traveller2.livejournal.com/257851.html

http://traveller2.livejournal.com/340105.html

https://www.facebook.com/photo.php?

https://www.facebook.com/photo.php?fbid=130035150346893&set=a.101417873208621.3533.100000212256542&type=3&theater


Прочитав мои записки, Саша остался недоволен их точностью. Он прислал мне воспоминания, написанные его собственным пером и изданные где-то в Нижнем Новгороде.


Итак, Саша Булавин …



Памяти Михаила Адольфовича Миллера

Я слышал это имя с детства у нас дома. Имя это, как и сам его образ — я встречал его иногда на улицах города, обычно он шел с рюкзаком —
были почему-то интуитивно притягательны. Возможно, это было воспоминание о будущем...


На 3-м курсе радиофизического факультета Михаил Адольфович преподавал у нас электродинамику. Его лекции, доставляли наслаждение. Однажды он подошел ко мне во время занятия и сказал примерно такое: «Котел есть. Надо его наполнять». За «котел» ручаюсь.

Как и для любого молодого человека, обладающего способностями, но не осознающего их, эти слова для меня сыграли важную роль. Я учился в Горьковском университете с 1960-го по 1964 годы. В то время на радиофизический факультет из Москвы приезжали с лекциями для студентов В. Л. Гинзбург, И. Е. Тамм и Е. Л. Фейнберг. Эти лекции собирали полные самые большие аудитории Радиофака. Игорь Евгеньевич, кстати, рассказывал про генетику, которая
в незадолго до того была подвергнута уничтожению, осуществленному академиком Лысенко и высшим руководством страны.


Лекция Евгения Львовича Фейнберга была посвящена физике элементарных частиц. Слушая его, я понял, что это именно то, чем я хочу заниматься. Я попросил Михаила Адольфовича узнать у Евгения Львовича, где такому учат. Поговорив с ним, МА сообщил мне, что Фейнберг ответил, что учат физике элементарных частиц в МФТИ, но лучше учиться в МИФИ.


Узнав про это, я решил перейти в МИФИ, что и произошло в дальнейшем не без драматических осложнений, преодолеть которые удалось благодаря помощи Миллера. Приехав в Москву после зимней сессии в декабре 1964 года, я пошел в деканат факультета экспериментальной и теоретической физики МИФИ. Институт к тому времени уже переехал на Каширское шоссе.
Посмотрев на выписку из моей зачетки с отличными оценками, зам. декана ЭТФ сказал, что я буду принят. Я съездил в Горький, отчислился из ГГУ, вернулся в Москву и подал свою анкету и другие документы в деканат ЭТФ МИФИ.

На следующее утро, придя в МИФИ в ожидании приказа о зачислении в институт, я узнал от зам. декана, что, к его сожалению, в середине учебного года меня перевести в МИФИ никак невозможно. Видимо, это произошло в результате изучения моей анкеты, где было написано, что моего отца зовут Абрам Моисеевич Раппопорт.


Убитый этим известием, я позвонил домой и сообщил эту печальную новость моей бабушке. Моя бабушка, Анна Александровна Белавина, член партии с 1922 года, позвонила Михаилу Адольфовичу, причем обратилась она к нему: «Товарищ Миллер ...». Этим, я думаю, она произвела на него сильное впечатление.


Миллер позвонил Михаилу Александровичу Леонтовичу. Леонтович позвонил Кириллову-Угрюмову, который был тогда ректором МИФИ . И я был принят в МИФИ. Учась в МИФИ на кафедре теоретической ядерной физики, где замечательные лекции нам читали И. Я. Померанчук, А. Б. Мигдал, В. Д. Мур, я начал ходить в Институт экспериментальной и теоретической физики. Теоретическим отделом в нем заведовал Исаак Яковлевич Померанчук. По окончании МИФИ я стал аспирантом ИТЭФ. Моими руководителями были М. В. Терентьев и И. Ю. Кобзарев.
В то же самое время аспирантом в ИТЭФ был и Александр Поляков, с которым мы подружились.

Остаться в Москве после аспирантуры мне, не москвичу, не удалось. По совету И. Ю. Кобзарева, я сделал попытку поступить в Институт теоретической физики (ИТФ) им. Л. Д. Ландау, но принят туда я не был. На интервьюирующего меня Л. П. Горькова мои работы по вычислению радиационных поправок к правилам отбора в слабых взаимодействиях —увы — большого впечатления не произвели. (Хотя именно эти работы являются единственными моими результатами, вошедшими в знаменитые таблицы Розенфельд).


Итак, мне пришлось возвращаться в Горький. По возвращении домой я стал искать работу. Позвонив А. В. Гапонову, я попросил его помочь мне трудоустроиться, не забыв ему сказать, что у меня жена, дети. На что Андрей Викторович тут же добавил: «а также Серна, дети от Серны...».

Андрей Викторович помог, порекомендовав принять меня на кафедру теоретической физики физфака ГГУ, подвергшуюся незадолго до этого разгрому из-за «дела Тавгера». Мне очень не хотелось терять связь с Москвой, с физикой частиц, с любимой квантовой теорией поля. И у меня возникла идея организовать приезды А. Полякова в Горький для чтения лекций студентам Университета.


Поляков не только выдающийся ученый, что всем известно, но также и замечательный лектор. Печально, что ни МФТИ, ни МИФИ, ни МГУ не использовали этот его талант. А вот в Горьковском университете А. М. Поляков преподавал несколько лет. Произошло это снова благодаря содействию А. В. Гапонова, который помог осуществить эту идею. Саша Поляков вовлек в это дело еще и Сашу Мигдала. Они приезжали (не одновременно) дважды в год каждый на неделю, прочитывая за эту неделю по интенсивному мини-курсу на какую-то тему из теоретической физики.


В частности, это были теория Янга–Миллса, теория струн и теория фазовых переходов. Эти лекции собирали большое число студентов и не остались безрезультатными. В частности, на них ходил студент Володя Казаков, впоследствии ставший известным физиком. Теперь он профессор Высшей нормальной школы в Париже. Его и А. Мигдала пионерские работы по матричным моделям теории струн имеют огромное значение.


Мое же взаимодействие с А. Поляковым привело к открытию инстантонов и уравнению дуальности в 1975 году. За этой работой последовал и мой "туннельный переход" в ИТФ им. Л. Д. Ландау в 1976 году. После этого второго переезда в Москву, точнее в Черноголовку, где находится институт им. Ландау и где я живу, я
регулярно приезжал в Горький.


В эти приезды мне удавалось увидеть М. А. Миллера и А. В. Гапонова и поговорить с ними. Это всегда было очень интересно и радостно. Очень бы хотелось, конечно, пересказать, что и как говорил М. А., который обладал удивительным словотворческим даром. Но чтобы это сделать, надо иметь не только лучшую, чем у меня, память, но и быть конгениальным в этом отношении самому Миллеру. К счастью, у нас есть написанные им статьи и книги…


А. Белавин

15.11.2014
traveller2: (Default)

Где-то около двух часов ночи взрослые люди дошли до такого игривого состояния, что было уже пора играть в игры. В прошлом году вместо того, чтобы идти в шумную компанию, мы с Ритой встречали новый год на специальном концерте симфонического оркестра, который завершился распитием шампанского. В позапрошлом году к двум часам ночи я спокойно уснул. Но в этот раз общее веселье меня подхватило. Рита получила первый приз в следующем конкурсе. Нам раздали четыре коротких фразы, которые надо было вплести в креативные поэтические или полупоэтические рамки. На все нам отвели 5 минут. Фразы были такие:

1) Мы елку дружно нарядили…
2) Куранты бьют 12…
3) Мы подарков дожидались…
4) После новогодней ночи…

И вот, какие “пирожки” написала Рита:

Мы елку дружно нарядили,
Она разделась догола.

***

Куранты бьют двенадцать раз,
Нас били несравненно больше.

***

Мы подарков дожидались,
Жизнь дала нам something else.

***

После новогодней ночи
Открываю сладко очи,
Ну а рядом — тот же, тот,
И вот так который год…

В скобках скором замечу, что мой белый стих в духе Венечки Ерофеева был удостоин второго места.

Следующий пункт программы был ностальгическим экскурсом в детство.Каждый (анонимно)на кусочке бумаги, должен был написать мечту всего детства, скажем в первом или втором классе, потом все записки читали вслух, а участники вечеринки должны были отгадать, кто это написал. Надо сказать, что из двадцати с лишним были угаданы лишь 5 или 6.
Я честно написал, что хотел стать спортсменом высокого роста. Это было во втором классе, и в третьем тоже. Никто меня не “вычислил”.

Ну и наконец отмечу “фонетический кроссворд”. Как вы думаете, кто такой командир артиллерийского орудия? А маленькая речь?

Ответ на первый вопрос — главбух, а на второй спичка. Это были самые тривиальные вопросы…

Луна и снеговик © Andrey Feldshteyn



Почему я назвал этот пост "Последние отзвуки"? Потому что сегодня Рита улетела в Бостон...
traveller2: (Default)
Вчера исполнилось ровно 5 лет со дня смерти отца. Иногда мы разговариваем во сне...

 1943. Второй Белорусский фронт. Здесь ему 21.




1996. Несколько месяцев в Америке.





Последне фото





http://traveller2.livejournal.com/222088.html

http://traveller2.livejournal.com/222251.html

http://traveller2.livejournal.com/385295.html

http://traveller2.livejournal.com/250355.html
traveller2: (Default)
Disclaimer: перевод с сокращениями и недословный, скорее пересказ близко к тексту

Предыдущий фрагмент см. http://traveller2.livejournal.com/486539.html

7 октября 1944 г. Американцы расквартировали в Замке новых солдат. Мы подружились с пятью молодыми людьми, студентами, в возрасте от 19 до 21 года. Мы пригласили их на ужин, и еще пятерых девушек из английской группы Эрнста. Эта идея понравилась нашим соседям, и теперь
вся веселая молодая компания ужинает по очереди, то у нас, то у Гофманов, то у Фаберов и т.д. Всех иностранцев вызвали на регистрацию в мэрию.
Нам вернули немецкое гражданство, отобранное нацистами. “Все ограничения, которые были наложены на вас нацистами, отменяются,” - сказал господин Бартельс. На этой же неделе в кинотеатре стали снова показывать фильмы, только не немецкие а американские.

21 октября. Мерш снова заполнили американские солдаты. Их грузовики заняли все улицы и площади, а спали они в школе на полу. Офицеров разместили в отеле “Раухс”. Однажды мы пошли в кино на американский фильм. Они идут по-английски, без субтитров, и это очень хорошо для нашей практики. Каждое воскресенье проходят танцевальные вечера для американских солдат и местных девушек. 8 ноября в нашем городе побывал Эйзенхауэр. Курс английского, который ведет Эрнст, пользуется большой популярностью. У него уже больше 30 студенток. Мы наконец-то выбираемся за черту нищеты. “Наши” пять американских друзей больше не заходят к нам; все свободное время они проводят со своими девушками.

В конце ноября мы вдруг снова услышали мощный взрыв и последовавшую за ним артиллерийскую канонаду. Она нарастало ежедневно, особенно ближе к вечеру.

17 декабря 1944 г. Колонны грузовиков и танков движутся через Мерш, как это было в сентябре, по направлению к столице. Они пересекают реку по деревянному мосту, ремонт которого был закончен только две недели назад. Над мостом висит транспарант “На Берлин”. Вечером по радио обьявили: Третий рейх начал контратаку к югу от Малмеди, и немецкая армия вновь прорвалась не территорию Люксембурга. Ночью к северу от нас небо окрашивается багровыми отсветами от канонады. 18 и 19 декабря ситуация ухудшалась. 19 декабря ни одна из студенток не пришла на занятия к Эрнсту. Заглянул наш сосед и сказал, что все пакуются и собираются бежать. Он сказал, что пруссаки в 15 километрах от нас к северу. Мы тоже приготовили два рюкзака. По БиБиСи передачу ужасную новость: глубокое вторжение немцев в южной Бельгии, немецкие солдаты сражаются с вновь обретенной яростью…

К нам заглянули два американских офицера и сказали, что беспокоится не о чем. Это нас немного охладило, но ближе к вечеру БиБиСи передало, что яростные бои идут в южной Бельгии и северном Люксембурге, хотя продвижение немцев в южном направлении остановлено.

Ночью снова нас разбудил артиллерийский огонь, причем взрывы становились все мощнее, а вдоль нашей главной улицы ревели танки. При каждом особо громком взрыве наши сердца уходили в пятки и мы вздрагивали. Эрнст сказал, что он не хочет быть снова в бегах.

Утром я не могла ни есть ни пить. Меня рвало. В окно мы видели как кое-кто из местных уезжали по дороге на юг в набитых автомобилях. Но мы решили пока остаться в Мерше. Да и не было у нас автомобиля. Из отеля “Семь замков”, в котором расположено американское командование, идут слухи, что опасность миновала.

Следующий день, 21 декабря, начался нормально. По главной улице прошла колонна грузовиков с немецкими военнопленными. В другую сторону идут танковые колонны с подкреплениями. Связисты тянут линии связи. Все это действует как бальзам на наши души. 23 декабря госпожа Фиксмер привела к нам трех американских офицеров, которые искали жилье. Мы предоставили им свободные комнаты. Рев артиллерийских орудий продолжается в отдалении. Иногда от взрывов дрожат окна. Тем не менее, на главной площади появился Санта Клаус, с елкой и подарками для детей. Самый замечательный рождественский подарок для нас это то, что мы не в бегах, а в привычной и уже обжитой квартире. Не смотря ни на что мы счастливы.

Вечером 25 декабря мы устроили рождественский ужин, на котором кроме нас присутствовали расквартированные у нас офицеры и семья Фиксмеров. Я приготовила суп с прусской лапшой.

На следующий день через город опять пошли грузовики с солдатами. Колонны шли на север, одна за другой, без перерыва. Вместе с ними ушли и наши жильцы. На улице Моцарта, проходящей сзади от нашего дома, стоят 30 танков, а к нам на постой прислали семь американских военных. Все они — повара. Нам очень повезло. Поскольку продукты, оставшиеся от ежедневного солдатского рациона, запрещалось использовать на следующий день, “наши” повара отдавали их нам. Среди прочего нам перепадал сыр, настоящее кофе в зернах, которого мы не видели уже семь лет, белый хлеб и даже немного копченого мяса!

Один из наших постояльцев познакомил нас с капитаном Шпильманом, врачом из Нью Йорка. В первые дни нового года танки ушли, а наших постояльцев сменили медики. Большая часть медиков поселились в здании школы, в двух шагах от нас. Одним из них был доктор Вагшал, который в 1934 году бежал из Майнца и поселился в Денвере. В течение последующих трех недель он приходил к нам почти каждый вечер и за чаем рассказывал об Америке. Заходил к нам и Франк Сайнер, музыкант из Массачусетса. Он многократно присутствовал на концертах Буш-квартета и рассказал нам об их успехах в Америке. Доктор Вагшал играл в школе для всех желающих Шопена и Бетховена.

Далее под катом )
traveller2: (Default)


Рита испекла праздничный Наполеон. Спасибо, Рита!
traveller2: (Default)
Как стало известно ЖЖ перебросил свои севрверы в Москву, и теперь начальство может заблокировать или удалить любой блог по своей прихоти. Хотя я очень редко пишу на политические темы (не потому, что у меня нет политических убеждений, а потому, что я считаю, что в ЖЖ вести политические дебаты довольно бессмысленно), но мне бы не хотелось потерять все, что я написал с 2010 года. Поэтому на всякий случай я перебираюсь на Dreamwidth, под старым именем. Этот пост - пробный. Мои компьютерные способности низки и я не уверен, что он будет виден в ЖЖ. Вот сейчас и попробую...


😰 😰 😰


traveller2: (Default)


Внизу виден список подавших заявление в нашу аспирантуру на 2017 год. Чуть больше двухсот заявлений. Обычно это число колеблется между 300 и 400, где-то посередине. Ежегодно наша аспирантура принимает 25 человек.

Как всегда, примерно половина заявлений из Китая, включая их лучший China University of Science and Technology, четверть американцев, ну и далее отовсюду понемногу: Казахстан, Индия, Аргентина, Эквадор, Корея, Непал, Англия, два заявления с Украины. Из России -- ни одного. Такого я не помню.

Рисунок внизу принадлежит моей музыкально-математической аспирантке Марии Манноне. Она защищается этим летом.

traveller2: (Default)
На днях мне приснился сон. Я увидел взгляд, безотрывно направленный на меня. Только глаза и больше ничего.

Утром, проанализировав то, что привиделось ночью, я понял, что на меня с укоризной смотрел Коля Уральцев. Он неожиданно умер в феврале 2013 года не дожив до 55. В тот же день я написал о нем короткий пост:
http://traveller2.livejournal.com/305482.html ,
с хаотической подборкой плохих фотографий, которые попались мне под руку, имея в виду вернуться к этому через несколько дней, потом, когда пройдет первый шок. Но жизнь так устроена, что как правило “потом” не бывает.Есть только "сейчас"... Закрутился в текущих делах и… Но теперь, почти четыре года спустя, откладывать дальше я не могу.

Ученик Алеши Ансельма, Коля был одним из самых выдающихся теоретиков "ленинградской" (грибовской) школы, выросших в пост-грибовский период. В основном, благодаря его работам в квантовой хромодинамике была создана теория тяжелых кварков. В этой области не было в мире авторитета выше Коли.

Оглядываясь назад, я могу сказать, что в своем отношении к физике Коля был похож на Вольфганга Паули. Паули в свое время называли совестью физики. Он (Паули) не переносил спекулятивные или незаконченные работы и не стеснялся публично объявить их авторам, что он о них думает, какое бы положение они ни занимали.

Если на семинаре, на котором присутствовал Коля, докладывалась необоснованная, нечетко сформулированная или тем более неправильная работа, Коле становилось физически нехорошо. Все, что касалось его области физики, он воспринимал очень лично: неправильная работа была для него личной обидой и оскорблением. Он не давал покоя докладчикам, пока все, спрятанное ими под ковер, не выходило наружу. Некоторые воспринимали это как агрессию, но на самом деле Колей двигала "одна но пламенная страсть" — чистота науки. Эту страсть он перенял у Грибова и сохранил ее на всю жизнь, даже не смотря на то, что такое отношение в общем-то не является общепринятым на западе, где рулит политкорректность.

Своей бескомпромиссностью он завоевал уважение одних и, мягко говоря, отталкивание других. Я думаю, что равнодушных не было. Его оценки текущих научных достижений были глубоко продуманы. Иногда, если его интуиция подсказывала ему, что в свежей работе коллеги “что-то не так”, он изучал ее месяц или даже больше, чтобы выявить тонкую ошибку. После его анализа того или иного вопроса другим там делать было нечего.



В прошлом году в честь Коли был выпущен мемориальный сборник. Занимался им в основном его давний соавтор Икарос Биги. Я тоже написал для него статью. Некоторые отрывки приведу ниже.

Коля родился в семье петербургских интеллигентов. Его отец, Геннадий Бир, был экспертом по теории полупроводников. Теоретики старшего поколения наверняка помнят его книгу “Симметрия и деформационные эффекты в полупроводниках”, изданную в 1972 году. Он умер в 1974, когда Коле было 16 лет. Мать Коли, Нина Николаевна Уральцева, хорошо известна мировой математической общественности как выдающийся специалист в области уравнений с частными производными. О ней можно почитать в Википедии.

Вот любопытное воспоминание о колином отце:

“… К [теннисному] столу подошёл Геннадий Левикович Бир…
     - Сыграть, что ли? – задумчиво пробормотал он. – Эх, ракетку не взял… А впрочем…

     Он подхватил с подоконника оставленное кем-то обыкновенное фаянсовое блюдце, стряхнул с него окурки, вытер ладонью и стал выносить одного за другим всех «корифеев».

     Казалось, он вообще не спал. В любой час ночи его можно было увидеть курящим, беседующим, играющим в теннис или в биллиард… А утром в девять часов он уже сидел в первых рядах конференц-зала, внимательно слушал доклады, задавал вопросы, замечал ошибки…

     К сожалению, такой темп жизни оказался непосилен для его сердца, и через несколько лет оно не выдержало…” (Владимир Крылов)

В обычной жизни Коля был скромным до застенчивости. Сейчас такого застенчивого человека не сыщешь днем с огнем. В этом смысле он был пришельцем из прошлого. Заговорить с незнакомцем (а тем более с незнакомкой) для него было проблемой. Каждое лето Коля ездил на Кольский полуостров, в археологические экспедиции. В одной из таких экспедиций он встретил свою будущую жену Лилю. В то время она работала в Институте археологии и была главным организатором и руководителем раскопок на Кольском полуострове. Позднее Лиля рассказывала, что когда участники экспедиции собирались на ежевечерний костер, Коля пристально смотрел на нее издалека, но так и не решился подойти и заговорить, так что в последний вечер перед отъездом в Ленинград она сама подошла к нему. Они обменялись телефонами.

В начале 1990х Коля провел целый год в нашем институте в Миннесоте. Собственно тогда и зародилось наше сотрудничество. И для Коли и для меня эти годы были непростыми. Колин энтузиазм был заразителен, а результаты, полученные в то время в теории тяжелых кварков, нас радовали и поддерживали. В учебнике, который я издал в 1999 году, один из ярких результатов в этой области я назвал BUV-теоремой, теоремой Биги-Уральцева-Вайнштейна. Как бы мне хотелось, чтобы это имя прижилось!

Помимо физики, у Коли были и другие страстные увлечения. Об археологических экспедициях я уже упомянул. Другой его страстью были автомобили, но в довольно своеобразном аспекте. Старые автомобили (десяти-пятнадцати- двадцатилетней давности) он доводил до максимально возможного совершенства. Он изучал внутренние заводские схемы для всех популярных моделей с той же скрупулезностью, с какой он изучал статьи по физике. В 1996 году у меня был sabbatical (субботний год, точнее, полгода), который я провел в ЦЕРНе. Наши с Колей офисы были дверь в дверь. Поскольку я снял жилье на французской части (в Туари), мне потребовалась машина. Я купил подержанную Ауди. Через пару недель в ней стало течь масло. Поездка во французскую автомастерскую меня озадачила. За ремонт они запросили 7000 тогдашних французских франков (около тысячи долларов), что было сравнимо с ценой, которую я заплатил при покупке.

Приехав в ЦЕРН, я пожаловался Коле на несовершенство мира. Коля сказал:

— Миша, давайте я посмотрю что там с вашей Ауди.

— Спасибо, Коля, мне бы не хотелось отнимать ваше ценное время от текущей задачи.

— Все равно, теперь я уже не смогу толком над ней думать, зная что вас хотят обобрать на ровном месте. Разрешите мне только взглянуть, 5 минут максимум.

В ЦЕРНе, как раз недалеко от теоретического корпуса, был уголок автолюбителей. Мы подъехали туда, Коля осмотрел машину сверху и снизу и сказал:

— Все в порядке, Миша, можно возвращаться к нашей задаче. С Ауди — пустяковое дело. Надо кое-что заменить. Я знаю одно место, где нужную деталь можно за копейки снять с разбитого автомобиля. Через два дня я там буду, потом мы снова подъедем сюда и я закончу ремонт за десять минут. А теперь действительно вернемся к физике…

Последние несколько лет Коля большую часть времени проводил в Германии, в университете Зигена, лишь на лето возвращаясь в свой родной институт в Гатчине. В Зигене сложилась активная группа, занимавшаяся теорией тяжелых кварков: Томас Маннель, Александр Ходжамирян и их аспиранты. Я думаю, что Коля стал ее душой. Мне хочется верить, что там он нашел душевное спокойствие. Один из участников этой группы вспоминает, что в какой-то момент немецкой полиции пришлось эвакуировать колин автомобиль. Он ездил на Тойоте 25-летней давности. Она была полностью функциональна и на ходу, но некоторые из самодельных устройств, использованных Колей для поддержания жизнедеятельности его любимицы, не нашли одобрения у педантичных немцев.

13 февраля 2013 года колино сердце вдруг, неожиданно, остановилось. Ему было 54 года. Он был полон планов на будущее, как в физике, так в жизни. Когда умирают такие люди, я чувствую как мир становится пустее.

✸ Слева: Геннадий Николаевич Уральцев, колин сын. Недавно он закончил аспирантуру математического факультета университета Бонна.

Profile

traveller2: (Default)
traveller2

February 2017

S M T W T F S
   123 4
5678 91011
12131415161718
1920 2122232425
262728    

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Feb. 24th, 2017 03:34 am
Powered by Dreamwidth Studios